Экономика в зеркале общественных отношений.

Долларизация экономики является центральной темой в обсуждениях со стороны  политологов и экономистов  как собственных доморощенных, так и внешних, поддерживающих импортный сценарий общественных отношений. То, что современное общество находится в стадии серьезного кризиса, из которого нет разумного выхода, уже ни для кого не является секретом. Более того, тема падения доллара муссируется не первый год, но именно сейчас это стало отчётливо заметно.

Настораживает то, что разыгрывается именно силовой путь преодоления кризиса, а какие либо другие аргументы игнорируются.

А существуют ли они вообще эти аргументы? Существует ли вообще логика международных отношений, которая позволила бы придти к общему знаменателю?

Последние события с нашумевшим делом Скрипалей и  последующее их развитие путём наложения экономических санкций подсказывают, что логика вообще перестаёт работать. И это тем более непонятно с точки зрения устоявшихся мировоззренческих позиций современного общества.

Наше внешнеполитическое ведомство разводит руками, так как любая аргументация не работает, а если и работает, то против нас. Так что лучше просто молчать. Молчать в рамках тех методов, которые подогревают противников и дают им повод думать иначе.

Казалось бы, дико в наш толерантный век, когда права человека являются первостепенной ценностью, вводить какие-либо ограничения по национальному или территориальному признаку. Все мы люди и с той и с другой стороны! Не так ли, уважаемый читатель?  И нечего вешать ярлыки,  точнее признаки отличия одних от других. Нет на это оснований, тем более, что «Всеобщая декларация прав человека» признана ООН, а другого просто и быть не может. На этом фоне вводить какие-либо санкции является неистовой глупостью.

Так что же происходит на самом деле? Об этом я уже говорил на своей странице в цикле "На пути к обновленному социализму", но данный вопрос настолько важен, что к нему будем возвращаться неоднократно.

Дело в том, что в Природе отсутствует естественное состояние равенства, связанное с провозглашаемыми Правами. Вся структура Бытия основана не на абстрактных представлениях человека, а реально обоснованных природных связях, которые от него не зависят. Эти связи носят несимметричный характер по отношению к человеку, и демонизация равновесного сценария общественных отношений является непоправимой ошибкой.

Демонизация в прямом и переносном смысле связана с отсутствием в парадигме сознания структуры приоритетных отношений как регулятора общественного движения,  без которого картина происходящих в мире событий становится плоской.

О Приоритете я упоминал в предыдущей статье "Устойчивость современного беспредела и пути его преодоления", а эта статья как бы является её продолжением и раскрывает карты для перехода на дуальный способ оценки экономики.

Как уже было сказано, понятие Приоритета отсутствует в современной науке. Оно используется лишь во взаимоотношениях вторичных в качестве инструмента для обозначения последовательности действий и несет распорядительную, а не силовую функцию.

Именно так устроено современное мышление человека, испокон веков основанное на собственных понятиях о происходящих процессах в природе. Это его крайняя либеральная форма, которая закреплена Правами человека и не подлежит обсуждению. Собственно в данном случае и обсуждать-то нечего, так как нет для этого ни логической, ни какой либо другой основы.

Современная логика, берущая своё начало от Аристотеля, имеет частную статичную основу, она симметрична, в ней отсутствует реальная последовательность понятий, а философия с тех пор не выработала достойного продолжения. Диалектика Гегеля, призванная узаконить динамику событий, страдает тем же самым плоским мышлением, что и сама логика.

Я повторяюсь, но дело в том, что это краеугольный камень всех бед и обид, нескончаемого потока противоречий современного общества. Без этого фундаментального понятия невозможно позиционировать себя в обществе с достойной структурой отношений.

Скажите себе, каким образом можно установить какие-либо отношения с другим человеком, если вы находитесь тисках равенства с ним прав. Где пределы толерантности, если Вам просто нагло плюют в душу.

Попытки установить справедливость, когда отсутствует сама основа этого понятия, становится смехотворным самоубийством и это превозносится на ура в светском обществе.

Структура общественных отношений является ключом к пониманию происходящих процессов, от этого зависят не только социальные аспекты, но и экономические и политические. Сосредоточимся именно на сущности самой системы, а её вопросы проистекают именно из этого основного понятия, которое имеет первостепенное или приоритетное значение. Все остальное, включая инвестиционные фонды институты развития, банки, расчетные единицы, лишь вторичный инструментарий, который поддерживает исходное понятие об экономике и те методы, которые определяются его первичным приоритетным понятием.

Деньги и сама структура экономических отношений является прямым аналогом отношений межличностных. Она как раз и призвана для того, чтобы каким-то образом позиционировать себя в обществе, если другие связи не имеют должного механизма оценки  или просто отсутствуют. К этим другим можно отнести традиционные, идеологические, религиозные, которые определяют социальные связи поверх формальных. 

Денежные отношения как раз и относятся к таким формальным связям, которые получили распространение вследствие упрощённой детализации неформальных связей «от Бога». Детали этого перехода по овеществлению традиционной морали не были выявлены, так как не была раскрыта Реальная материалистическая основа развития, а та, что провозглашается современным естествознанием, глубоко ошибочна по тем же самым причинам. Сейчас о той общественной морали, которая служила социальным скрепом ещё в недалёком прошлом, уже никто не вспоминает – она вытеснена на периферию в виде эмоциональных явлений, не имеющих решающего значения на развитие общества.

Причина всему – отсутствие единицы измерения структуры отношений! Имеется в виду реальная единица оценки социальных связей, а не тот суррогатный заменитель, в виде денежного эквивалента, который позиционирует человека в современном обществе. Без него, как оказалось, вы маргинал на уровне животного.  Вам формально не дадут умереть, но и не помогут выжить ­– вот и вся суть либерализма. Здесь либерализм используется в расширенном значении, связанном с частным методом сравнения и анализа происходящих процессов, и который присущ любому обществу при отсутствии реально действующих связей.  

Все правильно, в современном обществе просто отсутствует элемент связи, который бы устанавливал справедливость межличностных отношений. Он формируется лишь на уровне собственных понятий и не имеет должного приоритета со стороны самого общества.

О каком бюджете развития вообще может идти речь, если на этой основе вектор движения отсутствует, точнее он есть, но определяется за рубежом международными институтами, которые устанавливают приоритеты на основе прогнозов и переводят их на язык счётного монетарного принципа.  

В результате подобной абстрактной детализации, связанной с переносом Реальных природных связей на язык экономических отношений и их нормировка по количественному денежному сценарию, появляется вторая сила. Точнее первая! Почему так?

Да просто потому, что общество при отсутствии иного метода сравнения, несмотря на тысячелетние потуги естественных и гуманитарных наук, не нашло ничего более разумного как согласиться с тем, чтобы принять товарно-денежный оборот в качестве естественного состояния, узаконив за ним количественные права на уровне религиозных отношений.

Этот принцип испокон веков служил верой и правдой и воспринимался на уровне идеи, имеющей приоритетный статус, сравнимый с идеей Бога либо коммунистическим мировоззрением. В глобальном обществе монетарный принцип отношений получил однозначный принцип развития и подавил любую другую идею, отодвинув её на второй план. Божественная идея нещадно эксплуатируется   всё теми же либералами в рясе, а коммунистический принцип  просто «растерзан» монетарным признаком, не найдя должной опоры сознания.

Принцип международных отношений принял глобальные масштабы на основе механизма, поддерживаемого всем естествознанием в основе которого лежит счётный, понятный любой личности  элемент структуры бытия. Все экономические инструменты развития общества не нарушают этот устоявшийся принцип отношений, несмотря на то, что реальные механизмы его действия так и остаются в тени. Для локальной коррекции умозаключений международных институтов развития применительно к конкретной стране необходимо иметь на это политическую волю, основную на конкретной идее, отличной от либеральной, а это задача не простая. Она, что называется, санкционно зависимая.

В ныне действующей парадигме сознания вектор изменений как социальных так и экономических отношений симметричен относительно сложившейся ситуации, того положения вещей, которое для современного общества определяется  рамками стабильности. В центре внимания стоит сам человек и его исходные понятия. Все пространственные представления об  однородности и изотропности окружающей действительности определяются его собственной антропометрией. Любая неоднородность в этом отношении противоречит его мировоззрению и поэтому определяется созданными им же законами развития. При этом любые изменения согласно его частным локальным представлениям делятся на две части, одна имеет направление от него, от его личности, а  другая наоборот, к нему. Если первая укладывается в его правовые представления, то вторая ветвь, наоборот, им противоречит.

Вот здесь и находит «коса на камень». Два совершенно разных направления изменений относительно центральной позиции наблюдателя, коим является личность со своими либеральными понятиями, носят фактически  неоднозначный характер. Ведь изменения от наблюдателя связаны с его собственными представлениями и определяются его антропной метрикой, а вот изменения, приходящие со стороны, наоборот, носят внешний силовой характер и  к нему вообще  не имеют никакого отношения, разве что направлены в его сторону.

А вот теперь, уважаемый читатель, попробуйте этот феномен объяснить с точки зрения логики и диалектики, и вам станет понятно, что современная наука не поддерживает структуру общественных отношений, как собственно и всё естествознание. Фактически она поддерживает только мировоззренческую картину от наблюдателя, а вот направление к нему носит метафизический характер по типу божественной силы.

Современная наука метафизическую часть отношений перекрывает законами движения, интерпретируя движение к себе как часть собственного. В «Теории Реального объекта» более детально рассмотрена  эта связь и причины её возникновения.

В прошлой, упомянутой выше статье я говорил об отсутствии  Приоритета в структуре отношений – фундаментального понятия, которое устанавливает связь между локальными собственными представлениями наблюдателя и реальными процессами, происходящими в Мире и Пространстве.

В результате подобного провала в естествознании наука  лишилась целого пласта физических и общественных явлений, связанных с имеющейся в реальности асимметрии мировоззрения со всеми вытекающими последствиями. Логика общественного сознания получила плоскую парадигму и вынуждена постоянно латать дыры исходя из опять же однобокого мышления.

Другими словами, процесс бытия ограничен формой его описания и состоит из бесконечного пула  итераций, не приводящих к истине. Как раз наоборот, именно этот счётный пул и служит разгонным блоком для нарастания общественных противоречий.  А далее по наклонной, как только противоречия достигают разумных пределов, всё переходит в хаос, революционный, контрреволюционный или иной другой, оранжевый, в зависимости от специфики. Далее начинается созидательный процесс на фоне тех же самых рукотворных противоречий, но как бы с позиции «выпущенного пара». В результате мы получаем бесконечный периодический процесс собственных ошибок. Таким образом, вся мировоззренческая история человека лишь подчёркивает  нескончаемый поток противоречий из-за ошибочно выбранной основы сравнения.

Ситуация усугубляется тем, что в качестве нормировщика человеческих отношений выбран неодушевлённый монетарный признак, который получает приоритетный характер и маскирует собственные недостатки человека и его бытия.

Экономика в её современном виде является удобной формой для сокрытия истинного характера общественных отношений, так как получает разгонный блок коррупционной составляющей вне зоны ответственности. Формально на авансцене присутствуют две власти – одна формальная власть народа, за которой стоит упрощённая либеральная форма морали, а другая законодательно закреплённая, она же и есть Власть – власть «демократии» с её действующими институтами социального и экономического развития.

Демократия это понятие, за которым скрывается принципиально неустранимое противоречие двух состояний общества при действующей либеральной основе сравнения. Если первая форма демократии, власть народа, является носителем свободы и сладкой морковкой для угнетённых, то вторая, наоборот, для угнетателей. Общество как бы находится в стадии перманентного противостояния к самому себе. Любая граница, возведённая на этом либеральном фоне делит глобальное общество на развитое и развивающееся, причем чисто условно, по количественному принципу экономического развития.  Любой человек находится в дуальном состоянии общественных противоречий – на основе собственной принадлежности как дитя природы и на основе социальной вертикали, которую он сам же и создал. Современная демократия идеальный вариант в качестве суррогатного заменителя истинной морали для любой власти, поэтому линейная неоднородность  денежных отношений никогда не будет источником справедливости.

В какой-то мере марксизму как передовой общественной теории каким-то образом удалось сгладить эти противоречия, но в целом она не получила дальнейшего развития по указанным выше причинам.  И это дорого обошлось не только коммунистическому движению, но и всему мировому сообществу. Слишком дорого, нет слов для оценки провала в коммунистическом мировоззрении. Вот мы и находимся в современной России, которая  жива лишь благодаря беспрецедентному запасу устойчивости, созданному советским поколением, нашими отцами и дедами.

Мера устойчивости отсутствует, как отсутствует мера отношений, поэтому к смене государственного порядка нужно быть готовым в любую минуту. Самое страшное, что это неизвестно в силу указанных причин, а следовательно, не обязательно связано с курсом рубля и санкциями, просто это может являться лишним поводом.

Итак, современная экономика, основанная на счетном эквиваленте, не поддерживает справедливый курс обмена. О какой справедливости идёт речь, если выигрывает заведомо тот, у кого больше денег в кармане.

Деньги могут быть другими, хоть те доллар, рубль или юань. Он только является признаком договоренности, а не привносимым свойством. Не спасет привязка ни  к золоту, ни к нефти. В любом случае это поддержка счетных условий, которые работают в пользу приоритета того ресурса, который эту процедуру поддерживает. Кроме этого сам ресурс обладает тяжеловесностью, который сравним с понятием массы тела и живёт самостоятельной жизнью как объект.  То есть его можно перенести формально в другое место, но суть от этого не изменится.  Обладатели ресурса навешаны на него как гирлянда и являются его частями, поддерживающими асимметрию, направленную в сторону наращивания капитала.

В целом вся эта система работает на себя как совокупность независимых признаков изменений. Управляемость её со стороны держателей капитала чисто условная, тем не менее, она существует и зависит от иерархии управляющего.

Описанный экономический монстр почти в точности повторяет властную вертикаль. По сути, с небольшими отличиями это одно и то же, так как и то и другое исходят из одной основы.

Если в стране отсутствует какой-либо другой регулятор общественных отношений, например коммунистических либо религиозных, помимо собственного либерального признака, то наблюдается полное слияние бизнеса и власти, что собственно и наблюдается в глобальной экономике. А сам экономический монстр съедает всякие границы и устанавливает собственные порядки и законы. Со стороны власть предержащих все это обставляется неким понятием об экономической выгоде. Только вот выгода эта относительная, её части становятся заметны лишь на верхних позициях властной вертикали, но служат источником для образцового показа как нужно работать для всех остальных. Сладкая морковка работает как потогонная машина для низших слоев с паразитированием для верхних. В этом собственно и заключается относительность понятий для присутствующих на иерархической лестнице.

 Конечно же, это касается не только экономической модели и властной вертикали, но и всей структуры общественных отношений. В каждом конкретном случае существуют менее значимые признаки отличия, но основные при этом остаются без изменения.

Так вот, в чем же отличие описанной выше модели от традиционной плоской картины, в которой все признаки отличия имеют равную позицию, такую как это представляется современным естествознанием?

В первую очередь – это присутствие собственной иерархии, определяемой  частным приоритетом. Во вторых, это позиционирование структуры отношений в качестве объекта, имеющего собственные внутренние границы.

Все эти признаки определяют тяжеловесность того самого монстра, с которым имеем дело, и здесь неприменимы методы простых решений основные на классических представлениях. Этого дракона не перерубишь халдеевскими советами, да и Глазьев в роли Добрыни не годится. Отсутствие ясного представления о течении событий из-за потери реальных причинно-следственных связей вызывает лишь переформатирование с последним возрождением всего либерального отскока, как это было не раз после кровопролитных воин. Душевная боль утрат хватает лишь на одно поколение победителей, а далее найдутся доброхоты, которые докажут, что жертвы были напрасны и отчасти будут правы.

Поэтому нужна совершенно другая экономическая политика и соответственно мера отношений.

Точнее, нужно в первую очередь вводить меру отношений, а уж потом её счётный эквивалент. Наоборот не получится. Структура отношений как первичное понятие, и только потом её мера в виде обменного экономического эквивалента.

Сначала мы вводим основу понятий, которая имеет дуальную структуру и формирует реальные общественные связи, она же будет и основой экономической, если конечно в подобном дублировании будет необходимость. На смену громоздкой и чрезвычайно затратной системы управления властной вертикали наряду с экономическими институтами придёт самонастраивающаяся система управления. Все те же советы, все те же предприятия, малые, средние и крупные, но иерархическая лестница будет упрощена, скажем так – в  "пределах видимости".

И, конечно же, во главе угла сознание! Оно то, как раз, претерпевает основные структурные изменения – это его инверсия. При этом идея как самостоятельный аспект деятельности человека и её идеологическая поддержка получает реальное отражение в обществе. Всё это умещается в первичное и основное понятие смены основы мировоззрения.

Скобелин Г.В.   20 августа 2018 г.