О сути социальных противоречий в зеркале общественного сознания.

История с пенсионным возрастом не нова и к ней прибегают всякий раз, когда необходимо верстать бюджет, а свободные ресурсы просто отсутствуют и тем более не просматриваются в разумной перспективе. Тема эта болезненная для любой власти и без явных на то оснований её просто не трогают.  Ранее это касалось только стареющей Европы. Но вот сейчас об этом всерьез заговорили и в России и даже в Китае, который, казалось бы, не должен страдать от недостатка рабочей силы, однако и он, чтобы остаться на "плаву" должен прибегать к нетрадиционному для коммунистической страны решению данного вопроса.

Но если, например, в  капиталистических странах этот вопрос уместен в силу самой сути общественных отношений, то в странах, где государственная идеология носит общественный характер  или была таковой в недалёком прошлом  как в сегодняшней России, этот вопрос повисает в воздухе и требует дополнительных обоснований.

Дело в том, что  структура капиталистических отношений основана на приоритете частной собственности и у государства формально отсутствуют полномочия по вмешательству в частную жизнь: оно передаёт это право Закону, который как бы от его лица получает приоритет  в межличностных и общественных отношениях.

Но это только формально. На самом деле все полномочия в этом вопросе остаются за государством, которое действует опосредованно через свои институты. Законодатели со своей стороны как выборные представители от народа эти законы ретушируют, как бы представляя его интересы. Круг замкнулся, и вместе с ним растворилась мера ответственности за принятые решения. В хитросплетениях западной демократии отсутствует принцип прямой ответственности, связать же её можно только с конкретной личностью, а не с законом.

А закон является «предметом неодушевленным», если уместна подобная формулировка, и не может отследить все нюансы структуры отношений, а следовательно и ошибки в принятии тех или иных решений неизбежны. Суд не может выйти за рамки закона, но может частично откорректировать конечное решение с позиции, опять же, частной логики, то есть принять ту или иную позицию, одну из двух, ведь закон на самом деле поддерживает частные интересы и выйти за их пределы невозможно, это отклонение элементарно оспорит адвокатура.

Другими словами, справедливого решения в  так называемом демократическом обществе искать не имеет смысла, так как поиск решения всегда ведётся в рамках однозначного частного понятия, а следовательно, основание принятия решения, которое бы устраивало всех участников событий просто отсутствует. При этом неважно, какое количество людей в спорной ситуации – это может быть как межличностное противостояние, так и отдельная личность может противостоять всему обществу. Закон стоит на стороне личности, так как она формально является её генератором и основой сравнения. Другие признаки, которые определяли бы иной приоритет общественных отношений, просто отсутствуют в так называемом демократическом обществе.

Именно отсутствие иных отличительных приоритетных признаков порождает понятие о всеобщем равенстве, что и закрепляется правами человека. В таком обществе отсутствует какая-либо иная мотивация кроме собственной, а любая другая идея, как носитель моральных признаков и ограничитель персональной свободы просто игнорируется.

Роль Идеи здесь крайне уместна, так как вместе с ней появляется иной приоритет в структуре общественных отношений и на неё падает роль реального арбитра в принятии решений, а, значит, придает им смысловое содержание в межличностной связи, отсутствующей в обществе западной демократии.

Отсутствие межличностной связи на законодательном уровне не означает её фактическое отсутствие, так как общество должно жить не только по надуманным связям, но придерживаться естественных природных законов, которые пока никто не отменял.

По этой причине человек без нарушения основного принципа демократии выдумал,  как ему кажется, эквивалентную замену - это монетарный множественный признак. Он собой заменяет структурную разницу человеческих отношений и состоит из двух частей: это всё та же часть его собственного состояния - основа, плюс значение, связанное с пропорциональным увеличением основы как единицы счёта.

Человек является частью Природы и именно она определяет фактическую разницу между людьми,  причем эта разница, не совпадает ни с одной из выдуманных частей его собственного счётного состояния, в противном случае наступил бы Парадокс состояний, когда часть целого являлась одновременно и самим целым.

Поэтому в структуре общественных отношений мы наблюдаем исключительно их счётный суррогат, множественный эквивалент, пропорциональный абстрактной единице, которая сама же может принимать любое значение из этого счётного множества.

Всё сказанное относится к ошибкам мировоззрения, так как механизм счётных отношений пронизывает общественное сознание не только "демократических" государств, но и любых других, имеющих государственную идеологию, например коммунистическую и религиозную. В этом случае идеология, призванная изначально играть приоритетную роль в сознании, становится заложницей действующего монетарного механизма, который в конечном итоге приближает «рубашку ближе к телу» и разрушает идеологические устои. Отличие государственной идеологии при действующей системе счётных общественных отношений порождало и порождает множество ошибок, пропорционально собственному же множеству. И чем дальше в лес, тем больше дров. Если раньше удавалось путем смены общественной формации гасить накопленные противоречия частичным переформатированием общественного сознания, то сейчас, по сути, человечество подошло к крайней черте, когда этого недостаточно, а результаты могут быть катастрофические. Воины и любые другие революционные ситуации, приводящие к одностороннему решению глобальной проблемы, лишь усугубляют сложившееся положение.

Великая Россия находится в кризисе и не только потому, что на нее наложили санкции, а потому что следует тому пагубному курсу, который, по сути, их и породил.

Ведь санкции это ничто иное, как способ координации нарастающих общественных противоречий, но всё теми же рыночными счётными методами, когда мотивация убеждений просто не работает.

Частный приоритет отношений, рыночный, формирует собственный механизм отношений, который в сочетании с природными условиями может дать как положительный, так и отрицательный эффект. В этой ситуации малым странам не избежать вассального падения, но это не для России. Её всеобъемлющая территория живёт самостоятельной жизнью, и все социальные проблемы получают локальную специфику и собственную парадигму, играющую собственную роль в мировой геополитике.

Данная роль, специфичная и приоритетная, непонятна современным политикам и политтехнологам,  которые, по всей видимости, исчерпали возможности старой парадигмы развития, а новую ещё не освоили. Хотя для этого существуют реальные предпосылки, но вся тяжесть частной мировоззренческой основы давит на все благие побуждения, в том числе и на Россию в целом. Она как бы бежит медленнее и не так оперативно реагирует на текущие рыночные вызовы, но это и её достоинство.

За ширмой кажущегося "западного" благополучия скрывается "зверь" похлещи русского медведя, чьё коварство начинает проявляться пока лишь через звон миграционной политики, но это только начало. Матушка Россия – спасительница русского народа, и здесь готова помочь как и ранее на протяжении тысячелетней истории. Она готова маскировать тот безнравственный тупиковый путь общественного сознания, в который её втянула вся история социального развития. Полное отсутствие каких-либо приоритетов кроме либеральных,  рыночных привело к крайней черте противостояния общества по отношению к самому себе.

Это даже не классовое противостояние начала прошлого века. Классы это в первую очередь ярко выраженное деление общественного сознания, а не  материальное положение их носителей как это определяется марксисткой философией. Тезис о том, что бытие определяет сознание, основан на другом ошибочном постулате, когда материя первична, а сознание вторично.

И вообще, рассуждать о том, что первично, а что вторично в рамках частного мировоззрения приводит к полной бессмыслице, так как основа сравнения привязана и порождается самим говорящим, как автором собственных постулатов.

Конечно же, виноват не Маркс и не марксистская философия, основанная на его постулатах. Виновата вся история естествознания, которая тысячелетиями двигалась по накатанному пути ошибочного мировоззрения, утрамбовывая научную парадигму общественного сознания.

Марксистско-ленинское мировоззрение на этом фоне лишь встало стеной на пути разрушительных тенденций либерального волюнтаризма, но не смогло противостоять  ему до конца по той же самой причине.

Так что же требуется в настоящий момент от российского руководства? Все очень просто и банально - не навредить. Не имея четкой мировоззренческой позиции выход из создавшегося тупика - просто ничего не делать. Через уклончивое отшучивание, когда не знаешь, что делать и тем более не в состоянии что-либо изменить, можно добиться гораздо большего. Мать Русская земля сама знает, как поступить, только не мешать ей глупыми подходами. Наблюдая, как все это происходит на протяжении всей русской истории, можно сделать парадоксальный на первый взгляд вывод, что легко быть её президентом, достаточно просто понять, хотя бы подспудно, а лучше шкурой, что все её пружины работают на тебя и не нужно ломать горбатого. Бездыханная по сути, но с явным придыханием политология отзовётся в сердцах её старателей. И пусть будет так, с опозданием, но только не Мальта с родимым пятном. Она, Россия, ­– и не надо этого. Не надо излишнего футбольного оптимизма на пределе нормального созерцания, не надо грубой экономической болтовни  всё на тех же бесконечных форумах – достаточно понять простую истину.

А вот теперь после вводного курса к наболевшему вопросу  пенсионной реформы – повышению пенсионного возраста.

Внимательный читатель уже готов сделать вывод, что всё, связанное с социальным статусом гражданина и пенсионными выплатами, находится за гранью либерализма, сутью капиталистической основы мировоззрения. Если за её бортом оказывается ум, честь и совесть, то откуда возьмётся такая радость как достойное пенсионное обеспечение. Как рудимент советской эпохи, общипанный со всех сторон, он грезится нашему правительству как каменное изваяние, будто это они из своего кармана выплачивают кормежку тем, кому обязаны по большому счету своему существованию.

Но ведь так оно и есть, так как "закрома родины", которые честно служили своим труженикам, разворованы и ликвидированы вместе с инверсией сознания по западложному курсу. И той праведной инициативы со стороны правительства уже днём с огнём не найти. Как раз всё наоборот, лучше бы оно вообще ничего не делало, а молилось исступлённо во славу божью, причем за приличную зарплату и льготные пособия.

Маразм создавшегося положения в данном случае не удастся свалить на рудимент советской эпохи, так как полностью отсутствует какое-либо обоснование повышения пенсионного возраста. Ведь речь идёт не о деньгах, а их количестве относительно цифрового статуса экономики, за что, собственно, радеют наши министры с предпринимательским уклоном. В этом деле уклон понятен, да и предпринимательство на высоте, осталось понять, что такое цифровизация, если цифра является абстрактным понятием.

Ситуация проясняется, когда вспомним, что за цифрой стоит количественный признак счётной экономики, он-то как раз и определяет первичную мотивацию всех решений, а не какой-нибудь блокчейн из области лохотрона. Все остальное лишь игра в поддавки этому безупречному с логической точки зрения мотиватору бытия.

Если вспомним, в советское время не было красивой упаковки, но и не было пальмового масла. Это льстит на момент покупки, а страдает здоровье. На самом деле обман как суть капитализма начинается не с рекламы, это было бы слишком просто. Он начинается с собственных ошибок, а именно с мировоззрения, как было сказано. Всё, что находится в структуре межличностных отношений, не заполнено частным мировоззрением и относится к обману. У обмана присутствует только собственная мотивация, на это у капитализма всегда имеется частное обоснованное решение, но оно-то как раз и противоречит всему остальному.

Возьмём, например, прибавочную стоимость. При отсутствии социальной идеи на уровне коммунистического приоритета большинства она распадается на два неравнозначных понятия со стороны заказчика и со стороны исполнителя. Вот эта неравнозначность, которую в рамках частной основы невозможно устранить в принципе, как раз и формирует понятие классового подхода. Не нужно искать рабочего как некого выделенного элемента производителя общественных благ. Так было всегда, что и легло в основу коммунистического движения, когда поляризация интересов наблюдалась в явном виде и необходимость в идентификации истинных пружин социальных отношений просто отсутствовала.

Сейчас в глобальной экономике с ростом научно-технического прогресса свободные "места" на марксистском поле трудовых отношений просто отсутствуют, а вместе с этим отсутствует и классовая поляризация, которая легла в основу построения пролетарского мировоззрения. Это требует соответствующей коррекции, а не продолжения сказок про оппортунизм или ревизионизм, но, к сожалению, компартия РФ, да и собственно любая другая  к этому не готова.

Без принятия новой идеологической платформы у нее остаться единственный выход, оставаться в строю парламентской партии, но при этом не самой лучшей.

Однако вернёмся к трудовым отношениям. Именно с них начинается, как казалось, вся социальная структура. Однако и это не так или совсем не так. Ведь будучи вне поля трудовой деятельности пенсионер выпадает из списка социально значимых членов общества, так было всегда, ну а сейчас тем более. Казалось, что с него взять, но как раз он-то не переправляет свои копейки в оффшоры, а добросовестно возвращает их государству, а обращаемости пенсионных денег позавидует любая пирамида. Взамен же получает, скажем, не самый лучший товар без особых на то претензий – чем не идеальный покупатель, с ним такому правительству как у нас, стало быть, работать и легко и радостно.

А если он, покупатель, такой вот справедливый, то и является полноправным членом общества, активно стимулируя оборотный капитал. Попробуйте в этих условиях вычленить пенсионные деньги из оборота на том шатком основании, что якобы пенсионеры не участвуют в  производственном процессе. Но тогда нужно посадить смотреть за внуками самих членов правительства и их помощников, так как у родителей по их же воле просто нет на это времени. Тем более, если речь идёт об инвалидах, с их стороны основное требование это обеспечение лекарствами, а вот эта задача даже не фармацевтики, а самого правительства.

Таким образом, оценка производительных сил на фоне капиталистического способа производства глубоко ошибочна. Частная структура отношений не позволяет раскрыть их суть, подставляя вместо этого однобокую уродливую форму, асимметричную со стороны исполнителя и заказчика.

И если  читатель понял, что истинный заказчик это даже не капиталист и не государство, а всё тот же монетарный признак, то все сразу встаёт на свои места. В результате такой вот Инверсии сознания, произошла негласная подмена понятий реальной структуры общественных отношений  на их монетарный денежный эквивалент.

При этом сознание человека, испокон веков ориентированное на собственное о Мире представление, не выделяет его (монетарный признак) в качестве самостоятельного «субъекта», как собственно не в состоянии понять суть материальности Мира без дополнительных несчётных элементов, переводя всё это на объектно-ориентированный язык.

В итоге целый пласт самостоятельных явлений в структуре социальных отношений ускользает от внимания современной экономической науки, а её  однобокий подход позволяет лишь судить о производительных силах "по головам". Из рассмотрения выпадает огромный пласт явлений, связанный с автоматикой производственных процессов, в том числе и сами цифровые технологии. Этот аспект падает на повышение производительности труда и норму прибыли. Понятно, что всё это имеет двухстороннюю оценку и поэтому определяет неоднозначность социальных отношений.

Эта социальная неоднородность является естественным состоянием общества по отношению к человеку, его структурной единице. Однако именно она принимается марксистско-ленинской философией как основа классового общественного деления и соответственно противостояния.  Для того, чтобы эта система функционировала должен быть дополнительный признак, признак мотивации, характеризующий изменение текущего состояния, он же выступает в качестве признака системного анализа и экономического прогресса.

С этой целью классическая философия вводит понятие диалектики развития, наложив на неоднородность  общественного деления абстрактный тезис о единстве и борьбе противоположностей, не дав разумного на то объяснения, то есть сам механизм действия и его мотивация в нём отсутствуют.

В результате этого вместо реального процесса изменений как либеральные, так и идейно вдохновлённые  страны использовали в качестве основы развития примитивный признак собственного частного состояния, что собственно и не позволило использовать пролетарское воплощение на полную катушку и оборвало советскую эпоху на взлёте своего развития. Коварство частного признака отношений, суть либерализма, продолжает разъедать общество как раковая опухоль. Он же, частный признак, раскручивает инфляцию на фоне погони за прибылью, так как не поддерживает истинное состояние системы.

Несмотря на это, примитивизм современной науки, которая на фоне полного бездействия продолжает наводить тень на плетень при отсутствии понятия о Реальном Приоритете, продлевает агонию либерализма, что пагубно отражается на экономике и социальном развитии.

Всё, что связано с повышением пенсионного возраста как собственно и другие вопросы экономики, не могут быть решены без кардинального пересмотра основных мировоззренческих позиций. Односторонний подход к социальным вопросам в этом отношении  для любой экономической системы чреват дальнейшим ростом напряжённости и нагнетанию взрывоопасной ситуации.