Материализм и эмпириокретинизм.

Материализм.

Прежде чем приступить к описанию материализма с точки зрения Нового мировоззрения хотелось бы привести  цитату В.И. Ленина из его знаменитого произведения "Материализм и эмпириокритицизм" (1969 г., стр. 246): – "Энгельс говорит прямо, что с каждым составляющим эпоху, открытием даже в естественноисторической области" (не говоря уже об истории человечества) "материализм неизбежно должен изменять свою форму ("Л. Фейербах", стр.19 нем. изд.). Следовательно, ревизия "формы" материализма Энгельса, ревизия его натурфилософских положений не только не заключает в себе ничего "ревизионистского" в установившемся смысле слова, а, напротив, необходимо требуется марксизмом". Как раз об этом, о развитии марксизма, и пойдёт речь в предлагаемой статье.

Теория познания оперирует понятиями, теми структурными элементами, что получили отражение в сознании человека. Они же, понятия, легко переносятся от одного индивидуума к другому, так как имеют общую для них основу сравнения. Эта основа связана с неизменностью состояния человека в процессе сравнения. Образы объектов, которыми он оперирует в процессе мышления, есть множество статичных отражений объективной реальности. Остальное, что говорится, дело техники.

Статичные образы понятны всем членам сообщества, поскольку содержат одинаковый механизм фиксации внешних изменений по отношению к собственному  состоянию человека, что позволяет легко проводить анализ и обобщение изменений. Именно статика собственного образа человека формирует единицу сравнения, которая является основой понятия, при этом из внешних изменений окружающей среды "вырезается" в процессе интерпретации, только то, что "понятно" ему в предшествующих образах.

Эти образы можно накапливать путем переноса результата сравнения через счётный механизм, имеющий чисто арифметическую основу, но в любом случае это есть процесс сравнения по отношению к неизменности собственной метрики  человека, имеющей антропогенную природу. С другой стороны, если мы приняли в качестве основы сравнения неизменность его собственного состояния, то размерность уже не имеет значение, так как любая его арифметическая часть будет содержать свойство неизменности исходного понятия.

Другими словами, в структуру понятий заложена счётная единица сравнения, из которой извлечено любое другое свойство, отличное от свойства неизменности. По сути это статичная картинка, которая пополняет персональный багаж знаний путём преобразования внешних изменений и сравнения их с опорным понятием. 

После того, как определено "элементарное понятие" как опорное в теории познания и базовые принципы наращивания мировоззрения, обратимся к классикам материализма: – "Спрашивается теперь, есть ли более широкие понятия, с которыми оперирует теория познания, чем понятия бытие и мышление, материя и ощущение, физическое и психическое? Нет. Это – предельно широкие, самые широкие понятия, дальше которых по сути (если не иметь ввиду всегда возможных изменений номенклатуры) дела не пошла до сих пор гносеология" (В.И. Ленин. Материализм и эмпириокритицизм, 1969, стр. 142).   Здесь под номенклатурой  скрываются, скорее всего, всё те же понятия, но которые смогут расширить структурное построение.

Однако среди возможной номенклатуры более широкого понятия, чем само Понятие отсутствует. Оно по существу содержит максимальный объём, а его детализация лишь сужает смысловую нагрузку. По предыдущему анализу видно, что частное понятие, за которым стоит индивидуальное мышление, не имеет сущностного наполнения, а образы материальных объектов есть ни что иное, как плоская картина, не имеющая реальной основы изменений. Таким образом, всё упирается в понятие, а оно в свою очередь, согласно общепринятым определениям, является продуктом мышления – его формой и напрямую с ним связано. Не надо быть семь пядей во лбу, чтобы осознать, что мышление связано с процессом отражения внешнего мира субъектом и понятие является его статической "картинкой". Таким  образом, собственная основа человека предопределяет процесс преобразования сознанием внешних изменений, часть которых остаётся за "кадром" и не входит в структуру понятий. В результате сознание остаётся голым, очищенным от связей с внешним миром. У него отсутствует внутренняя динамика, поскольку элемент преобразования содержит статическое созерцательное свойство.

Собственно другого, чего-то отличного от того, что человек получает в процессе интерпретации явлений природы, ему не дано в принципе. В его "сознательной" базе отсутствует элемент изменения собственного состояния, а поиск его созвучен поиску истины. Суть в том, что процесс интерпретации явлений предопределяет последовательность событий, из которых можно выделить первичный и вторичный блок Реальности. Первичное преобразование происходит "автоматически" и не связано с процедурой сравнения, которую проводит сознание на втором этапе  манипуляции вторичными понятиями, очищенными, по сути, от первичной основы.  Человек не виноват, что всем своим состоянием вынужден участвовать в процедуре преобразования Реальности, поскольку любой материальный объект является её частью, и состоит из вторичных образов. Сознание человека лишь присваивает им понятия, но сами они от него не зависят в силу объективности Реального Мира. Объективность от сознания не зависит, потому что имеет свою собственную внутреннюю природу, недоступную сознанию, оперирующему исключительно с вторичными образами.

Ещё раз сосредоточимся на этом тезисе: – не человек является инициатором видения того мира, который приходит ему в ощущениях, а он вынужден воспринимать Мир таким, каким он есть в реальности. И это есть принципиальная позиция Материализма, зафиксированная в фундаментальном понятии материи, данным Лениным В.И. как: – " Материя есть философская категория, для обозначения объективной реальности, которая дана человеку в ощущениях его, которая копируется, фотографируется, отображается нашими ощущениями, существуя независимо от них." (там же, стр.125).

Однако философы допускают общую ошибку в рассуждениях, когда очередное суждение появляется в сравнении с некоторым базовым исходным посылом. Например, формирование основополагающих принципов как материализма, так и идеализма происходит по отношению к собственному состоянию участника событий, а именно человека, наблюдателя за происходящими процессами в природе. А оно, как было сказано,  оперирует со статическими признаками, реальные переходы между которыми отсутствуют.

Реальная основа мировоззрения скрыта от наблюдателя, поэтому при анализе связи между телами или ощущениями недостающий пробел заполняется абстрактными образами, не имеющими реальных связей, а спор между материализмом и идеализмом принимает бессмысленный характер. Поэтому, арбитраж любых двух понятий, независимых по отношению друг к другу, должен осуществляться понятием, независимым от человека, а оно по этой причине не должно содержать понятийных признаков от него зависимых. Другими словами, интерпретация независимого "объекта" с точки зрения человека отсутствует,  так как "точка опоры" принимает одинаковое  значение, симметрично по отношению к любому из двух индивидуальных частных понятий. Например, идеологический спор между идеализмом и материализмом сводится в конечном итоге к реализации взаимозависимости двух понятий – объекты и ощущения. Точнее, к чему отнести сами ощущения к телам или они остаются при их обладателях, то есть не выходят за собственные рамки? 

Для того, чтобы преодолеть этот мировоззренческий казус, источником которого является симметричное частное мировоззрение, материализм вынужден вводить дополнительный признак (понятие) отличия, нарушающий статическую симметрию. Ленин В.И. в приведенной выше цитате наделяет материю независимостью как объективной реальностью, а Фридрих Энгельс видит  разницу в том, что для материалистов природа есть первичное, а для идеалистов наоборот. При этом, в чем состоит принцип независимости, а также первичности понятий не объясняется в деталях, поскольку на частной мировоззренческой основе это сделать невозможно.

Заметьте, что никакой речи о движении не идёт, только о трактовке понятий, а, следовательно, независимость материального мира так же является его, человека, собственным представлением или, по-другому, исходным понятием, относительно которого выстраивается зависимость последующих рассуждений. И если мы не определяем отдельно от исходного понятия принцип независимости и не закладываем в него фундаментальное отличие, то фактически получаем клон индивидуальных представлений, а именно идеализм. Скатывание к идеализму происходит в любом случае, поскольку частная, индивидуальная основа не позволяет выделить из любого понятия признак независимости. Вся философия, которая изначально оперировала и оперирует с понятиями не в состоянии провести идентификацию независимости на фоне ограниченного понятийного пространства.

Можно, конечно, остановиться на декларации дополнительных изменений, например, принудительным образом вводить дополнительное свойство, обосновывая его движением материи, но оно не будет иметь принципиального отличия от исходного, так как сформировано на основе наблюдателя, в составе которой независимость отсутствует.

В результате  возникает клон исходного понятия, который ошибочно наделяют свойством независимости и соответственно причиной изменения и движения материи. Время, одно из таких понятий. По этой же причине механизм индивидуальных представлений не в состоянии выделить  триаду физического пространства, поскольку каждый последующий признак отличия лишь клон предыдущего. Роль арбитра в этом случае отводится опыту, который получает правовую основу как бы в "последней инстанции", но при этом забывается, что опыт не сам по себе, а результат интерпретации, при которой человек "наступает на собственные грабли". В том виде, как он привык выделять материю на фоне бытия, можно говорить лишь о системном дуализме симметричных по отношению друг к другу понятий.

Из сказанного следует, что множество понятий, составляющих мировоззренческую картину, на самом деле есть множество клонов индивидуального понятия человека, в котором отсутствует независимое свойство, а значит и реальное отличие двух таких фундаментальных понятий как материализм и идеализм. 

Исключительно все философские понятия, включая и физические, привязаны к аксиоматике, связанной с локальным состоянием наблюдателя и его частным мировоззрением.

При отсутствии независимого понятия движение материи носит исключительно абстрактный характер. При этом наводить критику на соответствие одной части клонированного мировоззрения по отношению к другой, например, что первично – бытие либо сознание, можно лишь в рамках счётной последовательности, где понятие первичности подменяется последовательностью исчисления количества однотипных понятий. Интрига бытия в том, что каждый субъект в этой мировоззренческой парадигме формирует собственную мировоззренческую линию жизни, которая не пересекается с любым другим субъектом, если нет иных, естественных (но несобственных), понятий, которые бы осуществляли взаимосвязь бытия. К ним относится идеология, которая может строиться на принципах общественной морали. Но в современном обществе эти дополнения принимают лишь вторичное значение по отношению к персональному Я и поэтому не влияют на формирование устойчивого состояния общественных связей на фоне приоритета личности, а лишь запутывает итак путаную линию справедливости. Силовая функция построения общественного сознания привязана к личности,  а реальные механизмы стабилизации отсутствуют. Сознательный хаос не устраняется приоритетными отношениями на основе перераспределения общественных связей, по сути, путем введения властных полномочий, что не более чем имитация реальных форм отношений.

Эмпириокретинизм.

В этом мировоззренческом хаосе, где каждый тянет одеяло на себя, отсутствует универсальное опорное понятие, что под стать известному медицинскому заболеванию. В отличие от частных проявлений оно приняло глобальные масштабы и трактуется не иначе как империокретинизм. Анамнез заболевания не выявляет признаков нарушения на уровне межличностных отношений, что никак не может поколебать "научно-обоснованные" представления о состоянии общественного сознания и лишь способствует укреплению глобальных принципов общения, а это всеобщая цифровизация и другие "креативные" методы развития. Властная системная вертикаль не способствует выработке необходимого гормона роста, что напрямую ведет к  задержке физического и умственного развития общества в целом по отношению к его природно-обоснованному, естественному состоянию. Более того, сама власть в области понятий является чистой профанацией, что позволяет ей манипулировать сознанием и выделять касту на фоне декларации всеобщего равенства.

Обоснование развития общества на уровне материально-либеральных форм общения получило исходное начало от индивидуального персоналия в виде созерцательно-количественного стиля отношений, в котором непреходящее Свойство отсутствует. Его не в силах заменить не религиозно-духовная категория не чисто-материалистическая, что по сути одно и то же. А суть в том, что, связующее звено общественных отношений не вырабатывается на основе личностных представлений и научных построений от частного к общему. Баланс общественных интересов может быть выработан лишь на основе независимого опорного состояния, что не является частью понятий, привязанных к индивидуальному сознанию. Категориальная схема построения философии опирается на элементарное понятие, которое привязано к личности, а не к обществу в целом. Отсюда и отсутствует о нем представление как о целостном механизме движения с собственными приоритетными функциями по отношению к личности.

Этот фундаментальный недостаток общественного сознания, может быть преодолен лишь путем его инверсии, когда построение взаимосвязей идет от высшей абсолютной формы без разрушения целостности.

Это противоречит "здравому" смыслу, но дополняет смысловым содержанием иерархию диалектического материализма, который в настоящее время привязан к личности как к основе понятий, что не позволяет оторваться от пролетарского интернационализма для выработки саморегулирующихся общественных систем.

Несмотря на недостатки диалектики как таковой, материализм при её поддержке позволяет выстроить локальные приоритеты и решать общественные задачи поверх счётной монетарной системы. Для этого необходима идеология, которая вносила бы поправки в количественное содержание общественных отношений. И это на определенном этапе с успехом делала марксистско-ленинская идеология, которая к простому количественному признаку вводила обоснованные поправки, мотивируя их  диалектикой развития.

Однако приоритетный состав диалектики ограничивался собственными вторичными признаками, поэтому решение на этом основании всё же носило волюнтаристский характер и не всегда совпадало с реальными требованиями. Но даже в этом случае она закрывала брешь противоречий либеральных отношений, которые без этого действовали и действуют исключительно по формальным признакам.

Тем не менее, Диалектика развития для обоснования изменений, отличных от собственного состояния наблюдателя, требует введения независимого признака, что явилось бы опорной точкой или по-другому – Абсолютной системой отсчёта всех остальных частных понятий. Такое опорное состояние среди материальных объектов, либо иных физических понятий искать бесполезно, поскольку все они являться генерацией частного мировоззрения. Но и без него "жить" невозможно, поскольку этого требует объективная реальность.

В этом плане материалисты делают шаг вперёд, обосновывая межобъектную причинно-следственную связь объективностью существования Мира по отношению к чувственному его восприятию. " В этой философии марксизма, вышитой из одного куска стали, нельзя вынуть ни одной основной посылки, ни одной существенной части, не отходя от объективной истины, не падая в объятия буржуазно-реакционной лжи." (стр. 318).

Однако, отсутствие четкого обоснования независимости вынуждает отцов-основателей делать шаг назад, соглашаясь с тем, что: – "...диалектический материализм настаивает на приблизительном, относительном характере всякого научного положения о строении материи и свойствах её,.." (стр. 256). А это есть нарушение причинно-следственных связей в угоду отсутствия абсолютного понятия в структуре мировоззрения, что не позволяет философии оторвать бытие от сознания и тем самым приобрести истинную независимость.

Этот общий для всех недостаток ложиться тяжёлым бременем на структуру построения общественных связей, формирующую экономическую модель развития. На основании частного признака отношений, о котором шла речь выше, общество способно сформировать о ней лишь ложные понятия. Монетарная арифметика ведёт в пропасть, поскольку вынуждена покрывать недостатки общественных отношений не исходя из реалий, а путём запуска печатного станка.

Причинно-следственные связи в структуре отношений.

Современная логика в качестве опорного понятия использует множество аксиом, которые разбивают всю науку на части при отсутствии основополагающего понятия в качестве базового. Этот недостаток не даёт возможность завершить логически однозначное построение диалектического процесса, в котором по этой причине исчезает причина развития, а значит, прерывается причинно-следственная связь.

Это противоречие возникает при построении логических связей снизу ввверх, когда в качестве первичного понятия используется умозаключение, не обладающее заведомо независимым свойством, а, следовательно, зависимое от говорящего либо от конкретных обстоятельств. Это и есть аксиоматическое построение логических связей. Подобные связи будут всегда преследовать вопросы ПОЧЕМУ, так как процесс их построения каждый раз оказывается незавершённым при отсутствии реальной причины действия. Например, в диалектике закон единства и борьбы противоположностей не поддерживает причину возникновения этой самой борьбы, так как исходное опорное понятие отсутствует.

Отсутствие реальной причинно-следственной связи ограничивает  процесс познания. При этом сам процесс не рассматривается вообще как самостоятельное и независимое явление. Он как бы исключен из рассмотрения, что и определяет спор о сущности такой экзотики как  "вещь в себе", который принципиально не может быть доведён до конца из-за отсутствия понятийных связей, а известная картина мира пополняется абстрактными соображениями, играя в пользу идеализма. То есть, граница между идеализмом и материализмом чисто условная и формируется путем введения вторичного приоритета.  При этом без раскрытия реального механизма причинно-следственных связей вопрос "Почему?" так и остаются открытым.

"Конечно, и противоположность материи и сознания имеет абсолютное значение только в пределах очень ограниченной области: в данном случае исключительно в пределах основного гносеологического вопроса о том, что признать первичным и что вторичным. За этими пределами относительность данного противоположения несомненна." (стр.143). Относительность здесь можно трактовать как неопределенность в отличие от абсолютной ("сознательной") определенности, а сам тезис лишний раз подчёркивает эту зависимость от частного мировоззрения.   Эти ограничения, ощущаемые философами и прописанные Лениным в явном виде, резко сужают понятие им же данного определения материализма (стр. 142)  как: – "Материя есть объективная реальность, данная нам в ощущении,.."То есть, мы воспринимаем не саму реальность, а только её часть, данную в ощущениях, заведомо ограниченную, привязанную к личности, а следовательно к идеалистической точки  зрения.

Ответственность за привязку бытия в данной ситуации ложится всё-таки на сознание и совокупного образа, "данного нам в ощущениях", не избежать, так как механизм переноса из частного локального в "независимое" отсутствует, а простая трансцендентальность лишь усиливает позиции идеализма. Поэтому, если идёт речь  о материи, то вопрос первичности и вторичности должен быть решен на уровне самой Материи, а не абстрактного причисления прав в её пользу. И если подробное "материальное" образование появляется, то оно должно находиться вне сознания человека, в противном случае является его частью, а следовательно, греет почву эмпириокретинизма.

В настоящий момент, несмотря на объективную необходимость разрешения общественных противоречий, такое основополагающее понятие отсутствует, а разница между материализмом и идеализмом "зарыта" именно в той её части, что уходит в область теологии.

Отсутствие фактической разницы указывает на неизменность основы сравнения двух понятий, источником которых является сам человек, производящий сравнения. С другой стороны, чтобы получить разницу между двумя понятиями необходимо иметь независимую основу сравнения от сознания человека и его изменения.

Последний тезис наиболее важен, поскольку  независимость как понятие дополняется Свойством неизменности от сознания, а это и есть Абсолютное состояние этой самой Материи, которую в классическом исполнении связывают с чувственным восприятием человека. Более того, независимость предполагает отсутствие каких либо признаков отличия Абсолютного состояния по отношению к собственному состоянию человека. То есть, их  множества значений, а именно структурная детализация любого понятия, не пересекаются.

Тем не менее, познаваемость в стиле "диалектического материализма", требует описания процесса познания, который при частной основе сравнения, не выдерживает никакой критики, а точнее привязывает независимость к множеству собственного состояния человека, который как раз и "контролирует" этот самый процесс.

"Современная физика лежит в родах. Она рожает диалектический материализм. Роды болезненные. Кроме живого и жизнеспособного существа, они дают неизбежно некоторые мёртвые продукты, кое-какие отбросы, подлежащие отправке в помещение для нечистот. К числу этих отбросов относится весь физический идеализм, вся эмпириокритическая философия вместе с эмпириосимволизмом, эмпириомонизмом и пр. и т. п."  (стр. 306).

 

ЧТО, КАК и ПОЧЕМУ!

Точка опоры и дуальность миропорядка.

Спрашивается, а что это за понятие, которое стоит над классическими понятийными образами, и, самое главное, как оно привязано к объективной реальности; что же это за элемент, недоступный сознанию и, в том числе, современной науке?

"Теория Реального объекта" автора трактует это понятие следующим образом: –

Отсутствующий элемент сознания определяется внутренней неоднородностью Бытия (Мира, Пространства, Реального объекта – синонимы) по отношению к понятийному пространству знакомых нам материальных объектов, его вторичных состояний, что характеризуется  Свойством проводить по отношению к ним упреждающие изменения, являясь причиной их возникновения. Свойство по сути инициирует распад собственного состояния непрерывности Реального  объекта на части – того самого материального мира, который приходит нам в ощущениях, но при этом оказывается недоступным со стороны материальных объектов и их понятий.

Обоснование недостатков современного мировоззрения, приведенное выше, требует изменения основы понятий и выноса её за пределы личностного восприятия. При этом простая трансляция точки отсчёта (трансцендентальность) ни к чему не приведёт, поскольку будет выполнен абстрактный перенос основы сравнения с соблюдением всего спектра понятий, наработанных индивидуальным сознанием. На этом, кстати, стоит физика и в целом естествознание. Например, теоретическая физика на полном серьезе начинает рассуждать об одновременности событий, берущих начало с разнесённых, но инерциальных систем отсчёта, когда они фактически привязаны к личности и определяются индивидуальным состоянием наблюдателя, находящегося в локальной точке пространства. Любой перенос локальности в его пределах связан с изменением координатной привязки, и описывается классической механикой как движение, что предполагает зависимость всех точек от одной исходной, и никак не содержит принцип независимости.  Наоборот, он просматривается только в отношении выбора исходной точки отсчёта, но, как мы убедились, она-то как раз связана с индивидуальным понятием наблюдателя.

В этом множестве физических понятий  присутствует приоритет индивидуального начала, точно также как и в общественных дисциплинах, а обобщение в виде независимого Свойства отсутствует. Следует также учесть, что множество как понятие стараниями классического мировоззрения лишь тиражирует частное представление и подчиняется "единому вздоху" созерцателя физических процессов.

Этот бред индивидуального сознания является тормозом в развитии диалектического и исторического материализма, что не позволяет сформировать истинную процедуру движения материи и соответственно замкнуть причинено-следственную связь.

Как было сказано, Абсолютное состояние (Аа), независимое от наблюдателя, не должно содержать индивидуальных признаков, поскольку любой подробный признак автоматически переносит данную конструкцию в понятийную зону наблюдателя. Поэтому Оно "проводит свои интересы" через несчётное дополнение (Ан).

Этот признак и есть потерянная часть естественного состояния Бытия в процессе преобразования его в частное индивидуальное состояние наблюдателя.

Отсюда выстраивается приоритетно-связанная форма Абсолютного состояния Реального объекта в виде двух взаимосвязанных признаков  Аа = Ан // Ас , где Ан есть несчётный признак независимого состояния Реального объекта, а Ас – есть счётный, частный признак классического объекта. Двойная косая черта указывает лишь на связь независимых признаков, которые не имеют "разумного" перехода друг в друга; традиционное мировоззрение поддерживает лишь счётные переходы, в то время как эта связь описывается несчётными понятиями. Понятно, что эта конструкция из двух независимых признаков – дуальность – свойственна лишь для описания сущности с точки зрения индивидуальных понятий, когда разбиение на части непрерывного Целого требует компенсации, чтобы замкнуть причинно-следственную связь.  Стоит также отметить, что эта дуальность отношений несимметрична в отличие от классического дуализма, возникающего в результате "раздвоения" сознания на фоне симметричных понятий. Интересующиеся могут более детально ознакомиться с этим вопросом в "Теории Реального объекта" автора.

Приоритет.

В Теории существует запрет на появление симметричных признаков, поэтому любое изменение частного состояния объекта является следствием предшествующих изменений, источником которых является Приоритет Свойства Реального объекта (философского Бытия).

 

Приоритет это Свойство Абсолютного состояния Аа проводить предшествующее действие в отношении объектов физического пространства, что является третьим его особым признаком связи.

Любое действие в отношении объекта физического пространства должно иметь причину своего появления, что связано с независимостью Целого состояния, в состав которого он входит. По сути, несчётный признак и приоритет являются скрытой компенсацией собственных же изменений наблюдателя в процессе анализа. Как было сказано выше привязка изменений осуществляется к собственному состоянию наблюдателя и компенсирующее действие ему недоступно, оно отсекается на уровне понятий. Поэтому наблюдатель видит искажённую динамику и реагирует именно на неё. Таким образом, Свойство Абсолютного пространства скрыто от наблюдателя, но проявляет себя в виде приоритетного действия.

Аа = Ан // Ас описывает абсолютное состояние, которое счётного множества не имеет, но формально имеет внутреннее содержание, то есть состоит из собственных частей. Описывается оно как связанное состояние частного-целого, при котором части входят в состав, а не наоборот. Этот естественный порядок не зависит от сознания, а лишь моделируется, разбивается на понятия за счёт внутреннего противоречия, запрещающего тиражирование симметричных признаков. Кстати, по этой же причине Абсолютное состояние с точки зрения наблюдателя не имеет права на собственный признак неизменности. Его внутреннее содержание определяется приоритетной зависимостью, сверху вниз и не меняет своего направления при смене позиции наблюдения. С точки зрения частного переход в состояние Ан недоступен. Он может только моделироваться, но не частными понятиями, что стандартно делается в современном мировоззрении, а  инверсным переходом с сохранением приоритетов.

Инверсия – это независимое (надиндивидуальное) понятие, которое подчёркивает особый тип перехода, при котором не происходит движение в классическом смысле. Инверсия отражает факт дуальности и  специфики миросозерцания.

Частное состояние Ас не содержит собственных изменений; они традиционно описываются введением дополнительного признака времени, либо сторонней силой, действие которой связано, опять же, с  временными параметрами.

Этот фундаментальный недостаток устраняется введением понятия текущих изменений объекта, роль которого выполняет несчётное состояние Ан. Оно же, в отличие от классической парадигмы, не позволяет ему находиться в положении равновесия. Состояние покоя, описываемое классической механикой, в данном случае исключено, что является следствием свойства материи, находящейся в постоянном движении. Другими словами, для описания неизменности и непрерывности Целого состояния Мира и Пространства мы просто обязаны ввести понятие несчётного состояния, которое получает упреждающее действие по отношению к описанию движения с помощью классических понятий.

Инверсия сознания и модернизация структуры отношений.

Приведенный анализ является обоснованием введения в Новое мировоззрение недостающего приоритетного элемента сознания, исключённого из него в процессе интерпретации и "поиске" точки опоры (основы) объективной Реальности. При этом классическая парадигма вынуждена обосновывать это фундаментальное понятие  введением виртуального образа, опирающегося на неизменность собственного состояния наблюдателя, что при разумном подходе не выдерживает никакой критики, поскольку "отрисовывается" типовым набором локально обоснованных образов, а это и есть процедура сравнения, происходящая в сознании, которая оценивается степенью нарушения локальных изменений.

Перенос опоры понятий, связанный с инверсией сознания, из виртуального частного в его Естественное состояние коренным образом меняет всю мировоззренческую политику. При этом внешние силы и межобъектные изменения получают реальное обоснование, что невозможно достигнуть при существующей созерцательной парадигме. В результате общество оказывается в состоянии саморегуляции, а ряд институтов и их право поддержания иерархии прежних форм отношений, созданных для компенсации фундаментальных недостатков общественного развития, отпадают сами собой.

Это достигается корректировкой структуры отношений общего-частного как следствие модернизации классического  равноправного подхода. Общественное сознание меняет свою основу и переходит в динамическую форму отношений, в среде которой Власть  получает легитимное право на основе естественного общественного движения, а не на основе крайне ограниченного избирательного права. В целом  общественные отношения получают динамическую симметрию локальных форм на всех уровнях общественного развития, что в целом отвечает принципу справедливости.

Модернизацию общественного сознания и перенос его в зону самоорганизации требует активного внедрения динамических форм отношений, которые поддерживаются приоритетной зависимостью низших форм по отношению к высшим. Что ранее требовало законодательного закрепления без должного на то основания, в данный момент становится непреходящим явлением, которое отражает естественные формы бытия. В эту структуру отношений укладывается приоритет большинства, который становится частью динамики социальных отношений, а средства платежа при этом становятся в зависимость от реального приоритета, а не отражать полномочия того или иного должностного лица.

Новая модель экономического развития.

Старая модель экономического развития пришла в тупик не потому, что появилось ограничения рынков сбыта и даже не благодаря растерянности Бреттон-Вудских институтов, включая золотой фиксинг. Все это не меняет сущность частной структуры отношений, в которой участвует персональный метод оценки событий. При этом движение, а, следовательно, развитие общества, не имеет реальной мотивации и поэтому моделируется виртуальной основой, из которой реальная Сущность, носитель независимого Свойства, извлечена на начальном этапе познания.

В результате общественные отношения и метрика их оценки находятся в глубоком противоречии. Об этом собственно говорится в этой статье. Оценка труда, глубоко интегрированного в современный технологический мир,  производится не на основе взаимосвязанных процессов, а частных представлений, не имеющих реальных связей с социальной структурой общества.

В результате платежная система, которая призвана оценивать уровень производства и его развитие, а также выделять на этом фоне личный труд и вклад в общее дело каждого члена общества, к самому обществу не имеет отношение, что позволяет устанавливать структуру и метрику платежей волюнтаристским способом, не имеющим реальной основы.

В основе как капитализма, так и социализма лежит Капитал, который формирует независимую от реальности частную иерархию отношений, преодолеть которую можно только через систему понятий, которая бы формировала четкие представления ЧТО, КАК И ПОЧЕМУ!  А это и есть Реальный материализм, а не тот убогий, что тиражирует либеральную, частную, систему взглядов.

Исчерпаны возможности старой, изжившей свой век экономики, но не исчерпаны возможности общественного сознания. В условиях всеобщей растерянности этот путь остаётся единственным для выхода из социального кризиса. Россия, как и прежде, способна сделать серьезный прорыв в этом отношении через революцию сознания.

С уважением.           Скобелин Г.В.     06.11.2019 г.